«Я, грубо говоря, ростом со штангу. Но габариты не всё решают». Меркушева стала лучшей в ЖХЛ

Вратарь СКИФа – о хоккейном детстве, лучших игроках в ЖХЛ и яркой серии с «Агиделью».

В июне на Церемонии закрытия сезона Континентальной хоккейной лиги была объявлена лучшая хоккеистка ЖХЛ. Награду получила вратарь СКИФа Валерия Меркушева. В сезоне 2020/2021 она провела 22 матча, одержав 11 побед при коэффициенте надежности 1,45.

Первой эмоцией с трофеем на сцене был «привет» Зеленограду. Там Меркушева начала заниматься хоккеем – и попала в секцию случайно. Кому-то из парней тренировки надоели – и его форму отдали Лере.

Профессиональная карьера вратаря началась в Женской хоккейной лиге. Первый сезон Меркушева провела в СКСО, которая в том году заняла последнее место в таблице. Валерия провела 31 встречу. Перспективную хоккеистку заметили в «Динамо» из Санкт-Петербурга. После сезона 2016/2017 Меркушева переехала в северную столицу, в которой провела три года. Прошедший сезон стал для Валерии первым в СКИФе – и сразу успешным.

В интервью – история хоккеистки. От первых шагов на льду (сделаны они были в фигурном катании) до полуфинальной серии Кубка ЖХЛ с «Агиделью», которую многие участники считают самым ярким моментом в российском женском хоккее.

«Голкипер − главный игрок в команде, авторитет»

− Как ты попала в хоккей?

− Отец и брат занимались хоккеем в спортивной школе ЦСКА. Папа, насколько я знаю, не закончил ее. Брат выпустился, но в итоге выбрал учёбу – сейчас он в Ульяновске, в училище гражданской авиации. Хоккей в моем случае – семейный пример, но изначально около года занималась фигурным катанием. Максим, мой брат, тренировался рядом на катке. Ждала его после своих занятий, смотрела, как они работали. Причём мне сразу захотелось играть в воротах − показалось, что голкипер − главный игрок в команде, авторитет. С годами, кстати, это ощущение никуда не пропало.

− И сразу заиграла в воротах?

− Поначалу я была полевым игроком – только встала на хоккейные коньки, каталась, держась за бортик. Один мальчик из команды брата закончил с хоккеем, его родители предложили отдать форму. Я подумала и решила, что попробую. Можно сказать, это была отправная точка к будущей хоккейной карьере.

− Как в Зеленограде с женским хоккеем?

− Детско-юношеских школ по хоккею для девочек в стране практически нет, СКИФ − исключение. Знаю, ещё в Москве создали интернат, набирают девочек. Но молодое поколение в России в основном изначально тренируется с мальчиками и играет за их команды. Но вообще я считаю, что начинать с мальчиками даже лучше: они физически сильнее, скорости выше. Как переодевалась? Проблемы не было: всегда можно было подойти, попросить отдельное помещение.

− Хоккей отнимал много времени?

− Мне всегда очень нравилось тренироваться и играть. Но я долго совмещала хоккей с музыкальной школой – и у меня вообще не было времени, например, погулять. Но я не испытывала никаких негативных чувств, получала только удовольствие. Играла на домре – это русский народный инструмент, а фортепиано был дополнительным. Сейчас музыкой серьезно не занимаюсь – понимаю ноты, но на домре уже ничего не сыграю, только если на фортепиано.

− Были ли кумиры?

− В детстве я собирала карточки для альбома Континентальной хоккейной лиги. Они продавались в ларьках, а потом их надо было туда вклеивать. Любимыми игроками были Николай Хабибуллин и Евгений Набоков. У меня даже хранились их карточки из лимитированной коллекции. Сейчас слежу за Андреем Василевским и Сергеем Бобровским. Они, конечно, немножко разные: Василевский более габаритный, несколько иначе двигается. Что-то стараюсь перенять у них.

− Ты не габаритный вратарь. Это проблема?

− Не сказала бы: с большими габаритами можно самому не справляться. Я, грубо говоря, ростом со штангу, а Валерия Тараканова из моей команды – больше 180 сантиметров. С моими габаритами тяжело играть в стиле «баттерфляй», при реверсе (скольжение вдоль линии ворот – прим.) – не достаю плечами до перекладины. Но в моём росте есть и плюсы: техника, взрывная скорость. Габариты не всё решают.

− Какое самое яркое воспоминание из хоккейного детства?

− Мне было девять лет, мы с зеленоградской «Орбитой» поехали на турнир в Архангельск, там я получила награду лучшему вратарю. Было приятно, но, конечно, соперники там были слабые. Запомнилась первая медаль за молодёжную сборную − бронза в Чехии на чемпионате мира 2017. Это было, наверное, самым сложным. Серьёзный международный турнир, от завоёванной медали была буря эмоций.

− Каким был твой дебют в клубном хоккее?

− Начинала свой путь в СКСО из Екатеринбурга. Опыт был огромный. Слабая команда, последнее место в таблице. Шла туда с расчетом на то, что будет много бросков. Мне было 16−17 лет, было очень полезно иметь много игрового опыта. Хотя морально это угнетает: всегда хочется выигрывать, а не отбивать по 90 бросков, зная, что твоя команда на две головы ниже соперников.

Для вратаря очень важно быть в игре, но на позитиве. Когда ты делаешь все возможное и невозможное, а команда выигрывает, у вратаря появляется больше уверенности. Этот кураж помогает тащить и выигрывать самые сложные матчи. В какой-то момент очень захотелось развиваться дальше, повезло, что меня позвали в санкт-петербургское «Динамо».

«Не могу выделить лучшего игрока сезона»

− Ты стала лучшим игроком ЖХЛ по итогам сезона 2020/2021. Неожиданно?

− Вообще не предполагала, что так получится. Конечно, следила за своей статистикой, но командный результат всё же был важнее. Удивилась, когда узнала, что номинирована на награду. Потом удивилась, что получила этот приз.

− Кому бы сама отдала эту награду?

− Не могу выделить лучшего. Работа вратарей, нападающих и защитников абсолютно разная. На мой взгляд, лучшая нападающий Ольга Сосина, защитник − Анна Шибанова. Они проделали огромную работу.

− На церемонии ты пошутила: «Спасибо всем тем игрокам, которые не смогли мне забить». А чей бросок в лиге самый сложный?

− У нас мало игроков, которые могут похвастаться прямо мощным броском. Самый сильный бросок у Алёны Миллс и Меган Бозек. Самый точный – у Александры Карпентер и Ольги Сосиной.

− Как выглядит тройка лучших игроков СКИФа по версии Валерии Меркушевой?

− Первой назову Екатерину Лихачёву. Она у нас иногда забрасывает необыкновенные шайбы, дорабатывает в каждом моменте. Нельзя сказать, что остальные не дорабатывают, но на неё стоит обратить внимание. Когда мы выиграли «КРС Ванке Рэйз» со счётом 1:0, она прошла всю площадку и забросила единственную шайбу. У Ангелины Гончаренко очень сильный бросок, она играет с головой. Может, еще Ландыш Фаляхова. Она взрывная, скоростная.

«Было очевидно, что «Агидель» так просто не сдастся»

− СКИФ вышел в плей-офф и стал очень серьезной силой в чемпионате. За счёт чего?

− У нас команда стабильно хорошо шла на протяжении всего сезона. Во время первого выезда мы дважды обыграли «Агидель», у нас всегда была стабильная игра. Да, местами случались непонятные игры. Например, дома отдали три очка «Динамо» - проиграли со счетом 2:4. Первую встречу мы уверенно выиграли, а во второй получился небольшой коллапс. Но я бы не сказала, что это прямо провал, в хоккее так случается. После каждого проигрыша был видеопросмотр, мы прорабатывали все допущенные ошибки.

В плей-офф от нас ждали такой же игры. Не сказала бы, что СКИФ в чём-то уступал «Агидели». Никто не думал, что мы опустим руки. Все смотрели наши матчи с интересом. Даже по количеству просмотров трансляции в YouTube можно понять, что матчи были непредсказуемыми.

− Будет ли СКИФ в новом сезоне таким же бодрым?

− Состав у нас немного омолодится, будут хоккеистки из молодежного СКИФа, появятся новые сочетания. Надеюсь, что мы проведём хорошую работу, а коллектив выполнит задачу, которую поставят.

− Какие впечатления от работы с Владимиром Голубовичем?

− Он очень хороший тренер в плане стратегии. На протяжении всего сезона у нас была сильная оборона. Это его заслуга, он умеет объяснить, правильно донести информацию до всех игроков. Он достаточно строгий тренер, но как человек всегда поддержит, с ним можно обсудить какие-то проблемы. В последний раз общались как раз после церемонии закрытия сезона. Он поздравил меня с наградой.

− В серии с «Агиделью» ты сделала почти сотню сэйвов. Это был самый напряжённый момент в сезоне?

− Для меня эта полуфинальная серия была самой сложной. И по игре, и морально. Огромное количество моментов, я всегда была в тонусе. Как я поняла, это был тактический ход - игроки «Агидели» старались создать как можно больше моментов, чтобы я устала.

− Комфортно в матчах, когда получаешь более 30 бросков?

− Даже хорошо, когда ты с самого начала постоянно в игре, а не мёрзнешь. Лучше всего, когда броски с полузоны или от синей линии: партнёры помогают расчищать. Такие броски можно поймать. Но бывает и так, когда много моментов, контратак, никогда не предугадаешь, что произойдет.

− Что стало главной причиной поражения в серии с «Агиделью»?

− Моё мнение - мы не так много бросали и оказались более уставшими. Не домашний лёд, перелёт, разница во времени… Мы морально и физически подсели. Было очевидно, что «Агидель» так просто сдаваться не будет и может довести серию до победы. Так и случилось. Мы делали ставку на оборону, защитники много бросков принимали на себя. Если уступили, значит, где-то мы не доработали. Но никого не критикую – такой вопрос вообще лучше адресовать главному тренеру.

− Если бы у тебя была возможность переиграть третий матч с «Агиделью», что бы ты сделала иначе?

− В первом голе я не прочитала момент. Был рикошет, шайба пошла вообще под другим углом, я не смогла дотянуться. Возможно, стоило выбрать другую позицию. Плюс Сосина мощным щелчком поразила ворота – мы с тренером прорабатывали этот момент. Я неправильно двигалась, если бы сделала иначе, то отразила шайбу. В любом случае, серия с «Агиделью» − это колоссальный опыт. Ничуть не жалею о том, что всё так случилось. Очень круто играть в матчах, когда все достойны победы.

− Насколько это был сильный удар: комфортно вести 2:0 и пропустить дважды в концовке?

− Я не считаю, что мы комфортно вели в счёте. Было много бросков, соперники могли поставить точку и в первом периоде. Надо признать, всё шло к возвращению «Агидели». Может, где-то меня не хватило, не справилась. Скажем так, ничего удивительного не произошло. Было мало опасных моментов, у всей команды накопилась усталость. Если на вторую игру мы выходили полные сил, то третья уже была на выносливость. Может, где-то просела «физика», может, где-то морально не так подошли к игре, не справились. Однако в целом все были прекрасно готовы, знали, что нас ждет. Просто так получилось. В первом матче мы играли на домашней арене, было много болельщиков, а в Уфе давление было уже на нас. Возможно, повлияла акклиматизация, после перелета всё-таки играть тяжеловато.

− Что происходило после матча в раздевалке?

− Конечно, все были безумно расстроены. Но в то же время прекрасно понимали, что жизнь не заканчивается – это хоккей, это игра.

− Как долго эта ситуация грузила?

− Не грузила. Мы собрались, поговорили − всё нормально. Это хоккей, так бывает. Будем стараться в будущем ещё больше. Нужно тренироваться, готовиться к следующим матчам, прибавлять в «физике», в функциональной подготовке, тактике. Мне нужно проработать моменты, связанные с техникой, подтянуть функционал. Плей-офф – такой отрезок сезона, когда организм у всех уставший. Сильнее оказывается тот, кто справляется с нагрузкой и продолжает играть в соответствии с поставленными главным тренером задачами. Иначе организм окисляется, мозг «кипит».

«Мы не сильно отстаем от таких команд, как Финляндия»

− На что способна сборная России на чемпионате мира?

− В последние два сезона уровень Женской хоккейной лиги вырос. Это произошло в том числе благодаря появлению китайской команды «КРС Ванке Рэйз», за которую выступают очень сильные игроки. Наши хоккеистки стремятся к уровню легионеров, игра стала более скоростная, взрывная. Надеюсь, что наш тренерский штаб сможет подобрать сочетания, которые позволят взять медали. Мне тоже хотелось бы помочь команде, если вызовут. Мне кажется, что мы не так уж сильно отстаём от таких европейских команд, как Финляндия. Если они смогли обыграть Канаду и чуть не обыграли США, то и мы можем добиться того же.

Александр Гребенников