Диана Фархутдинова: «Автоматы, машинки — это меня интересовало, а в куклы никогда не играла»

Поделиться
22.01.2022 в 15:00

Диана Фархутдинова: «Автоматы, машинки — это меня интересовало, а в куклы никогда не играла»

Диане Фархутдиновой 21 год, а она основной вратарь «Динамо-Невы» и игрок сборной России. В Женской хоккейной лиге Диана играет с 15 лет, но только в сезоне 2021/2022 она стала первым номером в своей команде. Фархутдинова сыграла во всех матчах текущего чемпионата и с национальной командой готовится к Играм в Пекине. Предстоящая Олимпиада-2022 в Пекине может стать для вратаря первым взрослым турниром на уровне сборных.

 В интервью Дарье Тубольцевой для официального сайта ЖХЛ Диана рассказала, как проходит подготовка к Олимпиаде, за счёт чего она добилась прогресса и почему ей нравится вести Instagram и TikTok.

«В Новый год позволила себе и оливье, и селедку под шубой»

 — Как проходят сборы в Новогорске?

— 13 января мы заехали в Новогорск, а на следующий день уже начали тренироваться. Сборы проходят отлично, сыграли (разговор состоялся 19 января — прим.) три товарищеских, а точнее двусторонних, матча. Работаем в тренажёрном зале и на льду.

— Какие вообще правила в Новогорске?

— Нам никуда нельзя выходить, можем перемещаться только по базе. И то нужно стараться находиться в номерах, так как тут спортсмены из других видов тоже готовятся. Желательно минимизировать контакты.

— Ещё не устали безвылазно сидеть на базе?

— Устали. Но не из-за того, что нельзя куда-то выйти. Обстановка в мире не спокойная, из-за коронавируса уже многие турниры отменились.

— Когда заселялись на базу, переживали, что будут проблемы с тестами?

— На этот счёт я была спокойна. Но чем ближе к Олимпиаде, тем больше нервозности появляется. Страшновато, не хочется сидеть на карантине.

— Что вам известно о правилах в Пекине в олимпийской деревне и в ледовом дворце?

— Насколько я поняла, будет «пузырь». Естественно, никто никуда выходить не будет: отыграли и сразу по номерам. Не знаю, будем ли мы пересекаться с другими командами. В Пекин улетаем 26 января, там будет ясно.

— Чем занимаетесь в свободное время на сборах?

— Стараемся отдыхать, так как у нас по две тренировки в день. Сегодня (19 января – прим.) утром была игра, а вечером по желанию игровой зал. Кто-то приходил играть в волейбол. Завтра у нас выходной, кто захочет — пойдет в баню, можно будет ещё в волейбол поиграть. Я, думаю, потренируюсь.

— Что в свободное время в номере делаете?

— На сборе в основном сижу в социальных сетях. Иногда снимаю видео в TikTok, но чаще, конечно, смотрю.

— В ЖХЛ с начала декабря пауза, тяжело без игровой практики?

— Да, очень тяжело. Переутомляешься, когда одни тренировки. Три двусторонние игры, которые были на сборе, очень помогли, было интересно. Но полноценных матчей, конечно, не хватает.

— Как поддерживали форму, когда отменили Универсиаду?

— Мы тренировались с командой. Отдых нам дали на Новый год, шесть выходных с 27 декабря по 3 января.

— На Новый год позволили себе оливье, селёдку под шубой и другие традиционные блюда?

— Да, конечно. Всего понемножку поела.

— Жёстко держите питание?

— Я не скажу, что очень сильно себя ограничиваю и сижу на одной траве. Я могу позволить поесть, иногда даже много, когда организм требует. Но на постоянной основе салаты с майонезом не ем.

— На сборе только здоровое питание?

— Сейчас ничего нельзя заказывать, поэтому питаемся только в столовой. Раньше, когда не было коронавируса, могли заказать суши, ведь иногда хочется чего-то такого нестандартного.

«Я раньше никогда столько не играла»

— Главный тренер сборной России Евгений Бобарико также работает с вами в питерском «Динамо-Нева». Разница с клубом ощущается?

— В целом, система похожа. И там, и там профессиональный подход. Единственное, в сборной ощущается больше ответственности, всё-таки это национальная команда, а сейчас вообще будут Олимпийские игры.

— Для вас вызов в сборную был неожиданным?

— Понимала, что своей игрой показываю, что могу быть в национальной команде и шансы есть. Сам вызов не стал неожиданностью: знала, что меня захотят посмотреть. На товарищеских матчах с Китаем я себя показала, поэтому в дальнейшем на меня рассчитывали.

— Так получилось, что Олимпиада станет для вас первым взрослым турниром на уровне сборных. Переживаете?

— Я всё это прекрасно понимаю, но сейчас волнения не испытываю. Думаю, когда приеду туда, то волноваться буду, ведь уровень игры на Олимпиаде будет другой: нужно быть быстрее, умнее.

— «Динамо-Нева» ушло на паузу на шестом месте. Что думаете об этом?

— Естественно, оцениваю результат как плохой. Мы начали очень хорошо сезон, но наши матчи шли очень плотно. В каких-то встречах проигрывали из-за своих ошибок. Вели в счёте, думали, что победа за нами, и под конец матча могли расслабиться. Соперник сравнивал счёт и обыгрывал нас. Я знаю, что мы можем играть намного лучше и после перерыва хотим это доказать.

— Сложно ли для вас было провести все 20 матчей?

— Да, сложно. Я раньше никогда столько не играла, было сложно привыкнуть к такому регулярному выходу на лёд. И повторюсь, у нас был очень сложный график, на отдых совсем мало времени оставалось.

— У вас 93,5% отражённых бросков, это намного больше, чем в сезоне 2020/2021. За счёт чего добились такого прогресса?

— В межсезонье участвовала в сборах в Москве в школе Михаила Михайлова.  Была там единственной девочкой, остальные все парни. Изучила новую технику, тактику. Вообще техника у мужчин и женщин не отличается, она нарабатывается с опытом, поэтому сборы мне очень сильно помогли. С самого начала сезона пошла игра.

«Мальчишки в команде меня боялись»

— Расскажите, как вообще пришли в хоккей?

— Начинала играть в Усть-Катаве Челябинской области, кстати, там родился Олег Знарок. Это очень маленький город, где до сих пор нет крытого катка. У меня напротив дома была коробка, там играли хоккеисты. Увидела в их числе одну девочку и тоже решила прийти. Меня взяли в команду, начала играть. Когда мне было 10 лет, меня и эту девочку пригласили в Челябинск в школу Макарова, там уже была женская команда.

— Вы же родились в селе Малояз в Башкортостане. До какого возраста там жили?

— До восьми лет я жила в Малоязе и потом переехала к бабушке в Усть-Катав, так как у родителей началась стройка. Два года жила там и играла в хоккей, после чего переехала в Челябинск. Так с детства и катаюсь по стране.

— Родители и бабушка не были против, что занимаетесь видом спорта, который некоторые всё ещё считают мужским?

— До этого я занималась и боксом, и дзюдо, и в музыкальную школу ходила. Я была пацанкой, постоянно с мальчиками играла в деревне. Автоматы, машинки — всё это меня интересовало, а в куклы никогда не играла. Потом появился хоккей. Родители понимали, что это моё детство, но при этом не знали, как я буду успевать ходить в три спортивные секции и учиться. Первое время отговаривали, думали, что хоккей для меня хобби и ничего серьёзного не выйдет.

— Мальчишки в команде не обижали?

— Нет, они сами меня боялись.

— Почему выбрали позицию голкипера?

— В ворота встала уже в Челябинске. Когда я туда приехала, то была защитником. Попросилась в ворота, тренер после уговоров согласился. То ли у нас вратарей не было, то ли ещё что-то произошло. В общем, поставили меня в ворота. Как раз была тренировка девочек старшего возраста. И все стали говорить: «Смотрите, да она вообще классно ловит, давайте её в ворота». Так я там и осталась.

— Почему вам так хотелось в ворота?

— Испытываешь крутые эмоции, когда удается красиво поймать шайбу, когда отражаешь много бросков. Мне всегда нравилась работа вратарей, казалось это чем-то необычным.

— Никогда не боялись, когда шайба с огромной скоростью в голову летит?

— Иногда до сих пор такие моменты бывают. Это не боязнь, просто неприятно. Но и головой шайбу я никогда не отбиваю, как некоторые вратари. Стараюсь либо ловушкой поймать, либо «блином» отбить&

— Правда, что все вратари со странностями, или это стереотип?

— Вообще да, но не про меня. Считаю, что я не такой вратарь, как все остальные.

— Патрик Руа штанги целовал. Что у вас из ритуалов есть?

— Я всегда надеваю форму с левой стороны: левый конёк, левую перчатку, левый щиток и так далее. И на льду штанги бью.

— Как Михаил Бирюков стал вашим кумиром?

— Сейчас он уже не мой кумир. Он им был, когда я играла в Нижнем Новгороде, он как раз тогда за «Торпедо» выступал. Мне нравилось, как он ловил. Сейчас мне нравится Юсе Сарос (финский вратарь «Нэшвилла» — прим. ред.). И за Сергеем Бобровским ещё слежу.

«Нравится снимать в Instagram, монтировать видео»

— Давно у вас есть Instagram?

— Как только он стал популярен. Мне очень нравится монтировать, снимать, придумывать, выкладывать. Я бы даже хотела быть блогером, но пока у меня хоккей, не могу совмещать две эти работы.

— У вас просто всего 22 публикации и ещё закрытый аккаунт.

— Я недавно много фото удалила. Да и вообще я больше Stories снимаю, в ленту мало выкладываю. Страницу решила закрыть, потому что много ботов, «левых» аккаунтов, мне это стало не нравиться. Ещё отписалась ото всех, но это просто у меня есть второй аккаунт, с которого я слежу за теми, кто интересен, и за друзьями.

— Вы выставляете свои тренировки. Какой отклик от аудитории получаете?

— Как-то делала опрос на тему того, стоит ли вообще снимать тренировки. Многие откликнулись, написали: «Продолжай снимать, у тебя это интересно получается». Для меня тренировки — это обыденность, даже сомневалась, заинтересуют ли они кого-то. Но потом поняла, что для обычных людей это что-то неизвестное. Многие не понимают, как устроен быт профессионального спортсмена: как мы питаемся, какие витамины пьём, что делаем в тренажёрном зале.

— Тренеры не запрещают выкладывать тренировки в соцсети?

— Я и не рискую публиковать сами тренировки. Выкладываю дополнительную самостоятельную работу. Пока тебе соцсети не мешают в хоккее, никто их запрещать не будет.

— Ваша профессия, если не хоккей?

— Я бы стала блогером. Снимала бы в стиле лайфстайл.

— Какая главная хоккейная мечта?

— Призовое место на Олимпиаде. Это, думаю, мечта каждого спортсмена.

— В детстве, когда только начинали, могли представить, что до этого дойдёт?

— Нет, я даже не знала, что есть женские команды, профессиональный женский хоккей. До 14 лет вообще не думала о том, что серьёзно буду заниматься этим видом спорта. Только когда попала в СКИФ, начала осознавать, что хоккей может быть работой.

— Не устали ещё от хоккея?

— Не буду жаловаться. На любой работе может накатывать усталость, даже если её обожаешь. Просто нужно порой отвлекаться от любимого дела, найти хобби, иначе быстро уйдут эмоции и силы.

Дарья Тубольцева

Поделиться