«К фразе «Не переживай, всё будет нормально» не могу привыкнуть». 10 лет Луцак-Чупковой в России

Поделиться
08.12.2021 в 12:00

«К фразе «Не переживай, всё будет нормально» не могу привыкнуть». 10 лет Луцак-Чупковой в России

Николь Луцак-Чупкова родом из Словакии, но уже десять лет живет в России. 29-летная хоккеистка с 2011 года выступает за «Агидель», с которой трижды становилась чемпионкой Женской хоккейной лиги. В нынешнем сезоне Николь идёт лучшим бомбардиром своей команды и вторым во всей лиге. В 20 матчах регулярного чемпионата у неё 39 (12+27) очков.

Она с отрывом самый результативный легионер в истории ЖХЛ. На её счету 266 (114+152) очков в 204 матчах. У ближайшей преследовательницы среди иностранок − чешки Алены Миллс − 177 (87+90) очков за сопоставимое (190) количество игр.

В интервью Дарье Тубольцевой Луцак-Чупкова рассказала, как устроен женский хоккей на её родине, почему она всегда хотела играть в России и чего до сих пор не может понять в русском менталитете.

«Соперника не становится жалко при крупном счёте»

— В последнем матче перед паузой вы обыграли команду «Ледяные крылья» со счетом 18:1. Что значит для команды победителя такой счет?

— Главное — победа, но всё равно приятно побеждать с крупным счетом. Когда забиваешь много голов, то все девочки чувствуют себя увереннее, ловят кураж. В такие моменты всё получается на льду, всё залетает в ворота.

— Соперника не становится жалко?

— Нет. Мы все играем в хоккей, хотим побеждать и забивать как можно больше. Лезем на ворота, чтобы забить столько голов, сколько влезет. Когда счёт крупный, то можно пробовать исполнить необычные комбинации, отдать лишний пас, чтобы сделать красивее.

— «Агидель» идёт на втором месте в таблице, вы лучший бомбардир команды и второй − в Лиге. Довольны первой половиной сезона?

— Мы в команде перед собой всегда ставим самые высокие задачи. Были матчи, в которых потеряли очки, было обидно. Сейчас будет большой перерыв, команда настраивается только на победу, впереди, можно сказать, половина регулярки, всё ещё может поменяться. Что касается меня, оценки должен ставить тренерский штаб. Своей игрой я довольна, но всегда можно лучше. У меня были нереализованные моменты, их надо исключать.

— Сейчас в ЖХЛ пауза до февраля из-за турниров сборных. Как будете проводить её?

— После последнего матча нам дали неделю отдыха. Потом в Уфе начнутся тренировки. Ближе к Новому году вновь дадут выходные, а потом команда соберется перед Матчем Звезд. Затем нас вновь ждёт предсезонка. В общем, большой перерыв, который, конечно, даётся тяжело. Всегда лучше, когда есть игровая практика. Но этот сезон олимпийский, придётся подстраиваться.

«Хоккей для девушек в Словакии просто хобби»

— Непопадание сборной Словакии на Олимпиаду-2022 для вас стало большим разочарованием?

— Конечно! Каждый спортсмен хочет попасть на Олимпийские игры. Хоть я уже и была на Олимпиаде в 2010 году в Ванкувере, хотела ещё раз. 12 лет назад, когда Словакия выиграла квалификацию и попала на турнир, мы были аутсайдерами. Но у нас была сплочённая команда, девочки играли друг за друга — за счёт этого смогли добиться такого результата. Верили, что в этот раз повторим успех. Хотя понимали, что шведки в нашей группе будут фаворитами (в итоге они и вышли на Олимпиаду — прим.), но нет соперника, которого невозможно обыграть. У нас, к сожалению, не получилось.

— Чего не хватило вашей сборной для успешного выступления в олимпийской квалификации?

— Голов, как бы это банально ни звучало. Надо было больше забивать и меньше пропускать. Желание у девчонок было большим, все ложились под шайбу, помогали вратарю, блокировали броски, однако этого оказалось недостаточно. У нас очень молодая команда, основному вратарю было 18 лет, второму голкиперу — 16. Наши соперники были более опытными.

— Какие остались воспоминания от Олимпиады в Ванкувере? На тот момент осознавали, куда попали?

— Я была совсем юной и не до конца не понимала, куда приехала. Воспоминания остались исключительно положительными, мы играли против лучших хоккеисток мира, общались со спортсменами из других видов. В общем, было здорово. Рада, что у меня была в жизни возможность поиграть на Олимпиаде.

— В Словакии женский хоккей развивается?

— Сейчас больше девочек занимается с мальчиками в команде. Когда я начинала играть в хоккей, на всю страну было только четыре-пять хоккеисток. Сегодня их намного больше, но всё равно многого не хватает. В Словакии девушки не получают зарплату, они ходят в школу или на работу, и после этого идут на тренировку. Практики очень мало: одна игра и две тренировки в неделю. Этого недостаточно, чтобы быть конкурентноспособным на высшем уровне. Нет перспектив для развития. Если в России хоккеистки стремятся попасть в сборную, чтобы играть на чемпионатах мира высшего дивизиона и Олимпийских игр, то у нас таких возможностей намного меньше. Хоккей для девчонок в Словакии просто хобби.

—Когда вы начинали играть в хоккей, было то же самое?

— Да. До 15 лет я играла в мужской команде. Мне, можно сказать, повезло, потому что до сих пор многие тренеры не хотят ставить девочек в состав. У меня такого не было, мне повезло с тренерами, я всегда играла. Когда мне было 15–16  лет, в Братиславе создали команду, где были собраны сильнейшие игроки нашей страны, такой аналог сборной. Там я смогла развиваться, получать много игровой практики. Оттуда попала в сборную.

«Когда тренеру сказали, что у него в команде девочка, то он сначала не поверил»

— Как вы вообще пришли в хоккей?

— На коньки меня поставили в четыре года. Родители хотели, чтобы брат играл в хоккей, этот вид спорта им очень нравился. А брат не захотел. Мне, наоборот, понравилось. Сначала ходила с папой на массовое катание, а потом в детском садике позвали на хоккей. Какое-то время тренер даже не знал, что у него в команде есть девчонка, у меня была короткая стрижка. Когда тренеру сказали, что у него в команде девочка, то он сначала не поверил. Но потом я сняла шлем, показала сережки в ушах, он был очень удивлен. Мы с этим тренером на протяжении всей жизни тепло общались, он был на моей свадьбе, но, к сожалению, недавно его не стало.

— Ваша семья не была против, что вы занимаетесь таким опасным видом спорта?

— Я даже представить не могу, что бы со мной было, если бы родители запретили мне играть в хоккей. Я очень любила и люблю этот вид спорта. Было время, когда папа немножко беспокоился, как это девочка и в хоккей играет, не хотел, чтобы я занималась мужским видом спорта. Но потом это прошло, да и мама меня всегда поддерживала. Сейчас отец гордится мной.

— В Словакии девушке дорого заниматься хоккеем?

— Хоккей у нас платный, и нужно форму покупать. Не все могут себе позволить такие расходы. Помню, что был очень талантливый мальчик младше меня, но ему пришло закончить, так как у него была только мама, и денег на хоккей не хватало. Думаю, такие случаи в каждой стране бывают.

— Вы играете в «Агиделе» уже десять лет. Как вы попали в Россию?

— Сначала меня приглашали в «Торнадо». Но после Олимпиады-2010 у меня была травма кисти и пришлось делать операцию. На тот момент в «Торнадо» уже было несколько легионеров. Я отказалась от предложения этого клуба, так как хотела спокойно восстановиться после травмы. В следующем сезоне появилась команда «Агидель», сначала она всем проигрывала, потом результаты пошли вверх. Через год после своего появления она приехала на турнир в Чехию. Меня пригласили на просмотр. Моя игра в клубе понравилась, но на тот момент там тоже были заняты все легионерские позиции. В октябре они потеряли одного североамериканского игрока, то ли травма была, то ли что-то другое. Мне сразу позвонили и пригласили в Уфу. Я даже не думала и сразу согласилась, в течение пары дней мне сделали визу, я села в самолет и прилетела в Россию. Помню, что меня встретили в аэропорту, показали квартиру, я прошла диспансеризацию, подписала контракт и на следующей день меня повезли на машине в Челябинск, где у девчонок был матч.

— Тяжело было переезжать в другую страну?

— Мне было 19 лет на тот момент, и я только хотела играть в хоккей. Другие вещи меня вообще не волновали, у меня даже не было вопросов, где я буду жить, какие будут условия и так далее. С детства хотела играть на профессиональном уровне и знала, что это возможно только в России.

«Из-за закрытых границ не виделись с мужем больше полугода»

— Как быстро выучили русский?

— В начале было очень сложно. В школе я не учила русский, поэтому ничего не знала. Первое время тренеры мне рисовали упражнения, показывали руками. Мне очень помогали девчонки, которые со мной много разговаривали. Они учили меня русскому, говорили: «Это стол, это шкаф» и так далее. Потом уже выучила алфавит, научилась писать и читать. Чтобы нормально заговорить, потребовались годы. В первое время, приезжая на лето домой, я за несколько месяцев забывала русский. Сейчас уже такого нет. Но мне было легче, чем другим легионерам. Все-таки русский и словацкий — языки одной группы, они немного похожи.

— Какое ваше любимое место в России?

— Я десять лет живу в Уфе, мне здесь всё нравится, чувствую себя комфортно, люди хорошие. Мне очень понравилось в Петербурге, интересно в Москве. Но жить в большом городе я бы, наверное, не хотела. Пробки, метро — все это не люблю. В Уфе пешком хожу до дворца, очень удобно.

— Русскую кухню любите?

— Первое время привыкала к русской кухне. Словацкая кухня отличается, у нас в блюда добавляют много приправ, у вас не так. Наверное, любимое русское блюдо — это борщ. На карантине в Словакии даже готовила его: нашла рецепт в интернете и сделала.

— Есть что-то, что вы до сих пор не можете понять или принять в российском менталитете?

— В России любят говорить: «Ой, не переживай, ты же в России, всё будет нормально». Я к этому никак не могу привыкнуть. Если я что-то не успеваю сделать, то переживаю. Вообще не люблю делать все в последний момент, мне нужен четкий план. И если что-то идет не так, не понимаю, как можно говорить: «Не переживай».

 — Видела в Instagram, что вы катаетесь на сноуборде. Как успехи?

— В прошлом году я не смогла на Новый год улететь в Словакию, и осталась в России, где встала на сноуборд с друзьями. Раньше никогда не каталась ни на лыжах, ни на сноуборде. Мне понравилась. Надеюсь, что этой зимой тоже получится пару раз покататься.

— Этим летом вы вышли замуж. Большой праздник устроили?

— Был локдаун и серьезные ограничения, поэтому позвали только 30 человек — самых близких. Но отметили свадьбу очень хорошо, это очень запоминающееся событие. Мы с мужем вместе живем в Уфе. И это большое счастье, потому что в прошлом году мы вынуждены были жить порознь. Из-за закрытых границ он не мог прилететь в Россию, а я к нему в Чехию. Мы не виделись больше полугода.

— Вы родились в Кошице. Каждое лето ездите туда к родным?

— Нет, моя семья живет в небольшом городке Михаловце рядом с Кошице, я всегда приезжаю туда. У меня пока даже своей квартиры нет в Словакии. Одно время хотела купить, но потом передумала. Я пока даже не знаю, где буду жить. Может быть, в России, а может в Чехии или Словакии, может быть, вообще в другой стране. Загадывать не хочу.

— Рождество будете праздновать на родине?

— Нет, будем с мужем в Уфе. Не получается поехать к родным.

— Как отмечаете новогодние праздники?

— В Словакии главный праздник — это Рождество. В этот вечер вся семья собирается за одним столом на торжественный ужин, потом все дарят друг другу подарки. Новый год принято встречать с друзьями на вечеринке. На Рождество всегда готовим национальные блюда: суп из квашенной капусты, салат, чуть похожий на оливье, и на второе — шницель или рыба.

Автор: Дарья Тубольцева

Поделиться