Любовь Вафина: «В России женщин-тренеров очень мало. Дело в менталитете»

Поделиться
13.09.2022 в 12:24

Любовь Вафина: «В России женщин-тренеров очень мало. Дело в менталитете»

Интервью Дарьи Тубольцевой со специалистом «Белых Медведиц» по развитию игроков и мамой нападающего «Динамо-Невы» Александры Вафиной.

«Белые Медведицы» стали участниками чемпионата ЖХЛ в сезоне 2021/2022. Команда, входящая в систему челябинского «Трактора», стала одной из самых молодых в Лиге − 20 лет 118 дней на конец чемпионата. 

В сезоне 2022/2023 помогать развиваться юным и талантливым игрокам будет экс-хоккеистка челябинского «Факела» и сборной Казахстана Любовь Вафина. Она стала тренером по развитию в челябинской команде и второй женщиной-тренером в «Белых Медведицах» после Елены Тюшняковой, отвечающей за физическую подготовку. 


Любовь Вафина играла за сборную Казахстана с 1996 по 2002 и помогла команде пробиться в элиту мирового женского хоккея, выступала на Олимпиаде–2002 в Солт-Лейк-Сити. Её дочь, Александра Вафина, также профессионально играет в хоккей. Она провела в ЖХЛ пять сезонов, поиграв за «Агидель», СКИФ, СК «Горный», «Ванке Рэйз» и «Динамо-Неву».

Лучший год женского хоккея в Челябинске: молодой капитан Вафина, мама в звене с дочкой, историческая бронза

В интервью официальному сайту Лиги Любовь Вафина рассказала, на чём делает акцент в своей работе, почему ей не важно, станет ли она главным тренером, и как воспитать успешную хоккеистку. 

«По прямой кататься уже не годится»

— Что входит в круг ваших обязанностей как тренера по развитию?

— Меня взяли на эту должность, чтобы я помогала девочкам повышать их технический уровень как на льду, так и на земле, помогать травмированным игрокам быстрей набирать оптимальную спортивную форму для скорейшего возвращения в состав. Сейчас в хоккее нужна не только тактика и сила, хоккей — это сложно-координационный вид спорта, поэтому от игроков требуется много умений и навыков. По прямой кататься сегодня уже не годится. Даже если ты хорошо подготовлен физически, но у тебя нет технической подготовки, ты просто не сможешь противодействовать сопернику. В этом вся сложность. Первые недели смотрела на девочек, как они работали в зале, как занимались во время ледовых тренировок, прикидывала, над чем нам с ними стоит больше работать.

— «Белые Медведицы» — молодая команда. Быстро нашли общий язык с девочками, которым 16-17 лет?

— В общении с девочками проблем нет, мне достаточно легко работать с ними, они понимают, что нужно много тренироваться. Есть хоккеистки, которые требуют пристального внимания. Мой фокус на технику. И речь не только про то, что происходит на льду. В тренажёрном зале тоже нужно правильно выполнять упражнения. Этому, наверное, девчонок раньше не учили. Приходится поправлять, чтобы никто не получил травму. Важен индивидуальный подход. На льду все по-разному принимают шайбу, бросают. Всё-таки подготовка девушек отличается от мужской. Мальчики приходят в шесть лет в хоккей, в школе им всё дают от простого к сложному. А большая часть девочек приходит из других видов спорта, они многое не знают. Кто-то начинает тренироваться с мальчиками, но они посещают не все тренировки, пропуская важный материал, который необходим для знания хоккея. Сейчас восполняем эти пробелы. 

— Сильно нынешнее поколение отличается от поколения вашей дочери или вашего поколения?

— Особых отличий не вижу. Многое зависит от тренера. Если он хороший и даёт нормальные знания, то игрок дорастёт до хорошего уровня и сможет успешно выступать на международной арене. У хоккеистки, не получившей этих знаний, будут пробелы в подготовке: там не добежала, здесь не поборолась. Так что поколение не так важно, как подготовка. 


«В России женщин-тренеров очень мало. Дело в менталитете»

— Вы закончили карьеру игрока семь лет назад. Чем занимались эти годы?
— Сразу начала тренировать. Занималась индивидуальной подготовкой игроков. Ко мне приходили и взрослые, и маленькие, и мальчики, и девочки. Собственно говоря, так сейчас и работаю. 

— Как пришли к индивидуальной работе с хоккеистами?

— Начну издалека. В хоккей я пришла из фигурного катания, начала играть очень поздно. Но у меня была хорошая коньковая подготовка. Мне только нужно было изучить технику: владение шайбой, броски, взаимодействие с партнёрами. Нас этому не обучали, технически мы были слабы, но зато были хорошо подготовлены функционально, у нас была хорошая выносливость, ловкость. На международной арене я играла за сборную Казахстана, максимум чего мы добились — восьмая строчка на Олимпиаде в 2002 году и чемпионате мира. Нам не хватало хоккейной технической подготовки. Я чувствовала, что у меня техника страдает. И спасибо большое моему тренеру Аркадию Леонидовичу Белоусову, который поставил мне техническую базу и дал моей дочери всё. Саша начала играть в хоккей в Усть-Каменогорске. Он с детского возраста Сашу тренировал, и по сей день с ней работает — дочь каждое лето приезжает к нему на сборы. Он не форсирует события, правильно готовит к сезону. И как итог — Саша выросла в высококлассного игрока. Заслугу Белоусова нужно отметить отдельно.  Когда я перешла на тренерскую работу, то стала уделять большое внимание технической оснащённости игроков. Без этого сейчас нельзя играть. Просто бежать и просто бросать уже не получится.

— Есть ли у вас цель поработать однажды главным тренером ЖХЛ? 

— У меня есть цель быть тренером с большой буквы. Главный или не главный — для меня это не столь важно. Нужно помогать игрокам расти. Это и есть цель каждого тренера. Не навредить, а дать игроку возможность становиться лучше. Какая будет моя должность — это уже на втором месте. 

— Почему в России так мало женщин тренеров? 

— Наверное, дело в менталитете. За рубежом очень много женщин-тренеров. Они работают в сборных, помощниками и главными, есть женщины-тренеры по развитию. И в мужских командах встретишь женщин. Я не вижу тут ничего предосудительного. Но у нас немного другой менталитет. 

«Говорила Саше: «Не хочешь на тренировку – будешь убираться или готовить». Она выбирала тренировку» 

— Как ваша дочь отреагировала на то, что вы теперь работаете в команде соперника?

— У нас нет такого соперничества друг с другом. Она просто порадовалась за меня. Надеюсь, я помогу девочкам и дам им необходимые знания в хоккее. 

— Александра говорила в интервью, что вы её кумир в хоккее и по жизни. У вас всегда были близкие и теплые отношения?

— Мне очень приятно, что дочь так отзывается обо мне. Я просто всегда говорила, что у человека должно быть своё дело. У нас никогда не было проблем во взаимоотношениях. Саша хотела поехать за рубеж учиться и играть, я ей тогда сказала: «Сань, сначала нужно выучить язык, иметь хорошие знания в хоккее, чтобы туда приехать, не быть статистом, а играть важную роль в команде». Дочь работала над собой, много тренировалась у Аркадия Белоусова, занималась с преподавателем английским языком, чтобы сдать экзамены SAT и TOEFL (экзамены для поступления в североамериканские вузы — прим.). Когда она была готова как игрок и хорошо владела английским, она поехала и спокойно влилась в коллектив. 

— Она сама захотела играть в хоккей, или вы были инициатором?

— Я не хотела, чтобы дочка профессионально занялась хоккеем. Когда Саша была маленькой, мы жили в Алматы, она занималась прыжками в воду. Хотела, чтобы дочь хорошо умела плавать. Она научилась. Потом мы переехали в Усть-Каменогорск. Это хоккейный город. Я играла в хоккей, работала тренером. Супруг помогал мне. Саша начала заниматься хоккеем из-за дефицита больших бассейнов, а фигурное катание было развито на слабом уровне. А вот хоккейная школа в Усть-Каменогорске была сильной. У Саши и мама, и папа хоккеисты, неудивительно, что тоже пошла в этот вид спорта. Сначала женской команды в городе не было, Саша играла с мальчиками. С ними порой не хотела тренироваться. И я ей всегда говорила: «Если ты не хочешь идти на тренировку, потому что мальчики толкаются, клюшками задевают, то остаёшься дома, будешь убираться или готовить». Тут, конечно, она выбирала тренировку. 

— Вы сами играли в хоккей, знаете, как это опасно. За дочь никогда не было страшно?

— По-моему, баскетбол или регби намного опаснее хоккея. Там меньше защитной экипировки. Хоккей точно не на первом месте в списке самых опасных видов спорта. Я не считаю, что нужно чего-то бояться.


«Хоккеисты оставляли поломанные клюшки, я их брала и пробовала играть»

— В каком виде фигурного катания выступали? Какие были успехи? 

— В детстве меня отдали в фигурное катание, потому что я часто болела. Мне нужно было закаляться. Потом, конечно, появилась любовь к спорту, и я стала профессионально заниматься. Я каталась в паре, мы делали поддержки, выбросы, тодесы. Но фигурное катание такой вид спорта, что когда ты только начинаешь взрослеть и понимать, что к чему, то уже нужно заканчивать. У фигуристов короткий век. А мне хотелось продлить свою ледовую жизнь. Поэтому я пошла в хоккей, очень любила этот вид спорта. С хоккеистами мы делили лёд, я следила за их тренировками. Они всегда оставляли поломанные клюшки, я их брала и пробовала играть. Когда появилась женская хоккейная команда, мне предложили сыграть, я с радостью согласилась. 

— Вы семь лет играли за «Факел». Как это вообще, когда мать и дочь в одной команде?

— Нормально. Конфликтов у нас никогда не было. Я всегда говорила дочке: «Саша, вот у меня клюшка, вот у меня перышко, вот, пожалуйста, вот сюда, в клюшечку, передачу отдавай». Просила её точнее отдавать пасы. Когда дочка подросла и стала хорошим игроком, она мне стала говорить: «Мама, у меня вот клюшка, мне, пожалуйста, сюда пас. Не в коньки, а в клюшку».

— Вы играли в одной тройке?

— По-разному. Как видел тренер, так и выходили. 

— Обсуждаете ли рабочие моменты дома?

— Когда вместе играли, могли обсудить матч, разобрать игровые моменты. До того, как я начала работать в команде «Белые Медведицы» у меня было достаточно свободного времени для просмотра всех матчей Саши. Я этому уделяла много времени. Мы разбирали разные моменты, я ей показывала видеонарезку, спрашивала: «Почему ты здесь так сыграла, ворота там, а ты смотришь в другую сторону? Почему передачу отдаёшь, хотя ворота пустые?». Всё это обсуждали. 

— Когда дочь росла, были строгой мамой?

— Да как все мамы и папы. Не было особой строгости. Единственное, что после 22-23:00 нужно было быть дома, так как на следующий день стояла тренировка. Следила за режимом дочери. Но в этом плане никогда не было проблем. И вообще мы были обычной спортивной семьей: сначала дело, а потом всё остальное. 

— Саша превзошла вас в хоккейной карьере?

— Да, и я очень рада этому. Дети вообще должны быть лучше, успешнее, талантливее. 

Поделиться