Фануза Кадирова: «В Татарстане можно собрать женскую команду только из воспитанников»

Поделиться
25.01.2023 в 17:38

Фануза Кадирова: «В Татарстане можно собрать женскую команду только из воспитанников»

Одна из лидеров «Динамо-Невы» — нападающий Фануза Кадирова. К 24 годам хоккеистка добилась многого: стала бронзовым призёром молодёжного и взрослого чемпионатов мира, съездила на две Олимпиады. Вот уже три сезона девушка играет в питерском клубе и сейчас идёт лучшим бомбардиром команды — в 26 матчах у неё 36 (14+22) очков. 

В интервью официальному сайту ЖХЛ Фануза рассказала о сезоне 2022/2023 и о том, какой сложный путь она прошла, чтобы играть на высшем уровне. 

«Мне лучше вообще не думать о своей статистике»

— Уже не за горами конец регулярного чемпионата. Как оцениваете выступление «Динамо-Невы» в сезоне?

— Могли бы, конечно, лучше, но что есть, то есть. Мы идём на третьем месте, неплохой результат, надо улучшать. Вся команда понимает, что мы можем лучше. Надо больше забивать и реализовывать моменты, плюс улучшить игру в большинстве. 

— На свою статистику обращаете много внимания? 

— Вообще не смотрю, сколько я забила голов, сколько передач отдала. Не знаю, на каком месте в гонке бомбардиров и так далее. Мне лучше вообще не думать об очках, это будет отвлекать. 

— Чем будете заполнять паузу в феврале? 

— Насколько я понимаю, кто-то поедет в сборную. В команде у нас были сборы летом, были зимой. Так что не думаю, что будут полноценные сборы, просто усиленные тренировки в районе недели. Но это только мои мысли, пока нам ничего не объявляли. Может быть, с пацанами сыграем. 

— С мальчиками какого возраста играете?

— С командами из школы «Динамо». 2008, 2007, 2006 годов рождения. Смотря какие тренировки, с таким возрастом и играем. Если мы под нагрузками, то играем с соперником посильнее, чтобы мы успевали за ребятами, или хотя бы пытались успевать.

— С пацанами настоящие зарубы?

— Женская команда не может на расслабоне играть. Мы, девочки, всегда выходим только на борьбу, победу. 

— После пауз вообще тяжело входить в напряжённый график регулярного чемпионата? 

— Да, паузы сбивают с ритма. Хотелось бы, чтобы чемпионат был более ровным, но из-за того, что у нас мало команд, это сложно сделать. Всё равно перерывы будут. Но когда играем с пацанами, то более-менее нормально. 

— В сезоне 2021/2022 вы впервые в карьере играли в плей-офф. Что это вообще такое по ощущениям?

— Не могу сказать, что у нас такие же отличия, как у мужчин. У них прямо борьба, заруба, у нас это менее заметно. Хотя эмоций точно больше. Что касается самого хоккея, то не могу сказать, что чувствуется разница. Так как у нас мало матчей в регулярном чемпионате, для нас каждая игра как плей-офф. 

— Третье место для «Динамо-Невы» было успехом в сезоне 2021/2022. Почувствовали, что в этом году соперники на вас по-другому настраиваются?

— Да, точно отношение изменилось. Когда я играла в Ухте, и мы не брали никакие медали, и сейчас, когда стали третьим, то чувствую разницу. 

— «Динамо-Нева» одна из немногих команд, которой удавалось в этом сезоне обыграть «Агидель». Каково против них играть?

— У них есть чемпионский дух. Это очень титулованная и опытная команда, и уход двух-трёх человек не сказывается на коллективе. Это очень уверенная в себе команда. Любой соперник с ними играет осторожно, с опаской. Психологически их сложно обыграть, потому что у всех в головах сидит, что это чемпионская команда. Не скажу, что у «Агидели» всегда все получается, с ними можно бороться, им можно забивать. 


«С пяти лет ходила в спортзал»

— Рассказывают, что вы лучшая по физическим тестам в команде, и на кроссах с отрывом в полстадиона впереди всех. Вы с детства выделялись среди сверстников?

— Ну, я не согласна, что я на полстадиона всех обгоняю. Но с «физикой» у меня действительно никогда не было проблем. Не было такого, чтобы я когда-то «умирала» на баллонах или упражнениях с жилетами. Всегда просто брала и делала, без всяких разговоров, что тяжело и так далее. Думаю, это всё из детства. У меня папа и брат спортсмены. С пяти лет с ними ходила в спортзал, с пацанами играла, борьбой занималась. Нагрузки для меня с раннего детства — привычное дело.

— Наверное, и генетика сыграла роль.

— Да, безусловно. Есть девочки, которые могут за три недели набрать форму, а кому-то нужен месяц-полтора. 

— Сколько вам нужно времени, чтобы прийти в форму?

— Я вообще не люблю проводить время без тренировок. Даже летом не бывает такого, что больше недели ничего не делаю.

— Что вам помимо хоккея нравится из физических занятий?

— Игровые виды спорта. Даже когда на сборах занимаемся «физикой», нравится, когда включают игровые упражнения. Когда не просто бегаешь в жилетах, а ещё и играешь в хоккей «три на три». На эмоциях даже забываешь о том, что ты в тяжелых жилетах. К кроссам нормально отношусь, а вот отрезки в 300–400 метров не люблю бегать. В тренажёрный зал нравится ходить, нет такого, что тяжело. Люблю прогрессировать, учиться.

— Хотели бы выучиться на тренера по физической подготовке?

— Поучиться было бы интересно, чтобы знать, как всё устроено. Но работать тренером ОФП, наверное, не хотелось бы. 

— Видела у вас фотографию, на которой вы стоите на руках. Занимаетесь ещё и йогой?

— Да, мне это интересно. Занимаюсь йогой обычно летом, когда нет других нагрузок. Могу каждый день по утрам делать практику под музыку или на природе в деревне. Для меня это как ритуал. 


«В Казани иногда шла в школу голодной»

— Вы родились в небольшом городе Кукмор в Республике Татарстан. Расскажите, как в вашей жизни появился хоккей?

— Сама я из деревни, там папа своими руками построил коробку и заливал её зимой. Я выходила из садика и шла туда с папой. Мама была на работе, а я с отцом и ребятами каталась. Так было каждый день зимой, я проводила на льду с 6 до 12 вечера. До сих пор родственники шутят: «Да она там выросла на льду». Мне всегда нравилась игра, борьба, движуха. У меня было много энергии. 

— Как ваш папа связан с хоккеем?

— Он мастер спорта по борьбе, тренировал борцов, но одновременно с этим любил хоккей, играл для себя зимой. 

— Я так понимаю, что в детском возрасте вы не подозревали, что есть женский хоккей и женские команды?

— Вообще нет. У меня даже компьютера и телефона дома не было. Я ничего не знала о женском хоккее. Но были мысли: а есть ли женские команды? Потом, уже в Казани, узнала о существовании женских команд и успокоилась. 

— Как вы попали в команду из Ухты?

— Мне было 13 лет, когда я уехала в Ухту. А еще раньше, в 12 лет, я оказалась в Казани. Там была не профессиональная команда, а просто собрали талантливых девочек в спортшколе. Плюс я еще играла за мальчишек на чемпионате России. Получалось, что целую неделю тренировалась с девочками, учусь в школе, а в выходные играла с пацанами. 

— Вас в 12 лет родители отпустили одну, чтобы вы продолжили играть в хоккей?

— Да. Была еще одна девочка Лиана Ганеева из другого города, которая тоже приехала в Казань. Мы вместе жили в общежитии, сами себе еду готовили. За нами никто не убирал, мы всё сами. 

— Как вы оказались в Ухте?

— Там стали собирать молодую команду на перспективу, хотели заявиться на чемпионат России. И вот нас, как перспективных, пригласили. 

— Как ваша семья относилась к вашему увлечению хоккею?

— Они с детства знали, что не могу просить сидеть дома с мамой. Это я сейчас могу приехать к маме и побыть с ней дома, мне это в кайф. Тогда сразу была ссора, если мне говорили остаться. Они понимали, что я не останусь дома, что у меня есть талант и большая любовь к хоккею. Мне просто нужно была возможность развиваться, они не хотели меня стопорить. 


— Сложно вам было с 12 лет жить самостоятельно?

— В Ухте было нормально, мы жили на базе. А вот в Казани иногда шла в школу голодной, потому что не было возможности что-то быстро сделать, перекусить. После учёбы приходилось самой еду готовить, делать уроки, потом бежать на тренировку. Вечером опять дома никто не ждёт, нужно самой идти в магазин за продуктами. К тому же, когда я уехала из дома в Казань, я плохо знала русский, в школе я училась на татарском, с родителем тоже только на татарском. Было сложно с математикой, некоторые слова по-русски вообще не понимала. 

— У вас в родном городе до сих пор школа на татарском?

— Думаю, сейчас есть книги по математике на русском. Но вообще я не уверена. Самой интересно стало. 

— Вы в семье и сейчас только на татарском говорите?

— Да, но я уже говорю вперемешку с русским. Потому что в сезоне нет практики, могу забывать какие-то татарские слова. Думаю, поживу дома месяц и легко все вспомню. 

— Помните, когда подписали первый профессиональный контракт? Был ли для вас это особенный момент?

— Да, это было в Ухте. Помню, как начальник команды троих девочек, в том числе и меня, вызвал к себе подписать контракт. На то время нам предложили хорошие соглашения. Были классные эмоции. Я сразу позвонила родителям, похвасталась. Интересно, что первое время, когда получала зарплату, звонила маме и спрашивала: «Можно я куплю вот это?». На что она отвечала: «Это же твои деньги, ты и решай». В общем, вот такая у меня привычка была. Часть своих первых зарплат отдавала родителям. 

— Женский хоккей в Татарстане популярен?

— Сколько лет прошло с того времени, как я играла в Казани, а все еще женской команды нет. Хотя уже тогда обещали, что создадут. Из Татарстана реально очень много девочек-хоккеисток. Одну команду можно собрать чисто из своих воспитанников. Зарплата одного игрока «Ак Барса» среднего уровня покроет все расходы на женскую команду. Но раз этого нет, значит, никому не надо.


Поделиться